23:00 

Сладкоежки

isamai
Оставаться в живых – непростая работа, оставаясь в живых, что-то даришь взамен
Название: Сладкоежки
Размер: мини, 954 слова
Пейринг/Персонажи: Питер Максимофф, Джин Грей, Эрик Леншерр, Курт Вагнер
Категория: джен
Рейтинг: G
Фандом: Люди Икс
Примечание: действие происходит после Людей Икс: Апокалипсис. Беты нет и не будет.



- Так почему же ты ему не скажешь? - недоумевая спрашивает Джин, отбрасывая на спину копну рыжих жестких волос. У него волосы другие - серебристые, как вспышка молнии на грозовом небе, седые - как у старика, и если разложить всё похищенное им время по линейке для тщательного подсчёта, количество прожитых им лет, наверное, увеличится раза эдак в три.

У Эрика тоже рыжие волосы. И если быть честным, то они с Леншером похожи на дочь и отца, чем он и Эрик - на отца и сына. Особенно их сходство бросалось в глаза, когда они восстанавливали школу, иногда переглядываясь: куда поставить эту деталь? Была ли эта колонна тут или там? В каком порядке стояли книги на полке? Правильно ли они сделали проводку? И всё это - полунамёками, кивками, полу-улыбками как у чеширского кота.

Хотя что-то у Эрика и него общее есть, и Пит ловит эти мелочи на лету: манера крутить ручку в руках, манера приподнимать одну бровь от удивления, манера говорить, манера закусывать нижнюю губу, задумавшись, манера слушать собеседника, манера разговаривать - или это уже Питер пытается ему подражать? А хочет ли он ему подражать? И если хочет - то зачем?

- Что я ему скажу? - прикидывается дураком Питер.

Джин смотрит на него с мягкой укоризной, точь-в-точь как Профессор, как будто после спасения мира у неё резко прибавилось мудрости и понимания.

- Ну например, что ты его сын.
- И он, конечно, обрадуется.

Нестерпимо хочется отвлечься и уйти от этой беседы, от которой хочется курить и от которой кошки скребутся на душе особенно погано. Но ужасно мешает гипс на ноге.

- Думаю, что обрадуется.
- Плохо думаешь, значит. Нафига ему уже взрослый сын?

Джин затихает. Смотрит на пруд и на особняк, отражающийся в глади воды. На том берегу Шторм развлекает мелочь, устраивая бурю на одном квадратном метре, и параллельно таким образом учится контролировать свои способности. Скотт сидит рядом, и делает вид, что не смотрит на Джин, и Джин от этого немного смешно, потому что Скотт забавный ровно настолько, чтобы при мысли об этом её щеки слегка зарделись.

- Ну я пожалуй пойду - говорит Питер.
- И куда ты пойдёшь?
- Куда-нибудь, дел же в поместье дофигища, сама знаешь, там помочь, тут постоять, это и то проконтролировать, в лабе Зверю помочь..
- Если ты его так при нём назовёшь, то получишь по полной.
- Ничего, инвалидов не бьют - а я инвалид! Временно.

Джин хихикает. Питер улыбается.

- Но ему ты ничего не собираешься говорить? Совсем ничего? Даже не намекнёшь?

Питер меняется в лице.

- Нет. Да и какой он мне отец? Переспать с мамой дцать лет назад - это еще не значит стать отцом. У отцов есть там всякие обязанности, штуки, которым они учат детей, время, в конце концов, проведенное вместе с детьми. А у нас ним общего - только половина генов, и что в них хорошего, кроме моей мутации? Склонность к терроризму?
- Склонность к сладкому - невпопад замечает Джин, и глядя на потерянное лицо Пита, поясняет - Мне кажется, это вы вчера вдвоём съели ту миску с шоколадными кексиками. Никто, кроме вас двоих, такую приторную гадость есть не может.
- И вовсе они не приторные! Как раз самое то.
- Приторные, я же говорю. Сладкоежки, оба. - она пожимает плечами.

Питер застывает на секунду. Закусывает нижнюю губу.

- И всё же он мне не отец, понимаешь? Мы ч-у-ж-и-е друг другу, спорим, он даже не помнит имени моей матери.
- Как знаешь, Пит, я бы на твоём месте сказала бы всё равно. Просто чтобы он увидел, что он не один, понимаешь? Он же через столько прошёл, может быть взрослый сын - это как раз то, что ему нужно - она смотрит Питу в глаза, и тому не по себе.

Она и не представляет даже и со своей телепатией, что значит скучать по несбывшемуся, по тому, чего не случилось, по неспетым колыбельным, по неслучившимся ссорам, по всему, что могло быть в его жизни. Просто по тому факту, что он бы называл Эрика Леншерра - папой.
Питер думает как бы ей сказать обо всём этом помягче, и без дурацкого комка в горле, который возникает, когда он думает об отце, как в воздухе раздаётся мягкое "пфух" и из воздуха появляется Курт Вагнер.

- Вы идете на обед? Меня просить вам сказать, - он трясёт головой, отчаянно стесняясь собственных ошибок в английском языке, - то есть попросили вам сказать, чтобы вы шли есть.
- Мы как раз собирались - говорит Джин, - подкинешь нас? - улыбается она.
- Тогда деррржитесь! - и Пит берет Курта за одну руку, Джин за другую, и в следующее мгновение они уже рядом со столовой. Если говорить точнее, то они падают рядом со столовой.

- Простите, что не мягкая посадка вышла, - смущается Курт, и становится чуть более фиолетовым в районе щёк.
- Ничего - отвечает Пит - Научишься ещё, - и натыкается взглядом на Эрика Леншерра.

Они смотрят друг на друга пару секунд.

- Как нога? - спрашивает Магнето (хотя он не тянет на Магнето в этой клетчатой рубашке, синих джинсах, и самых обычных кроссовках).
- Чешется. Мешает бегать, а так ничего. Не знаете, что сегодня на обед?
- Не интересовался еще, хотя надеюсь, что на сладкое будут те же кексы, что и вчера.
- Мне они тоже понравились...

"Сладкоежки, - думает Джин Грей, - и как же у них так выходит: один делает вид, что не знает кем ему приходится другой, а другой делает вид, что не знает кем именно приходится второй, и каждый думает, что другой не знает об их родстве, и каждый боится признаться, хотя им обоим этого хочется в глубине души. Господи, почему же мутация не добавляет мозгов? Эх, вы... оба."

А Питер Максимофф и Эрик Леншерр тем временем обсуждают, сколько яблок должно быть в правильной шарлотке. И сколько сахара.

Отец и сын, что с них взять.


@темы: моя писанина, люди-крестики

URL
Комментарии
2016-10-21 в 12:31 

burnyourheart
Это рассказ о великой войне, которую вел в одиночку Рикки-Тикки-Тави в ванной большого дома в поселке Сигаули
Когда внезапно нашел в ленте милоту с Питером <3
Спасибо)

изображение

2016-10-21 в 14:47 

isamai
Оставаться в живых – непростая работа, оставаясь в живых, что-то даришь взамен
burnyourheart, не за что. Я вообще Питера люблю, как можно любить персонажа, с которым у тебя мало общего, но есть пара черт, которые ты видишь в себе.

URL
2016-10-21 в 16:31 

burnyourheart
Это рассказ о великой войне, которую вел в одиночку Рикки-Тикки-Тави в ванной большого дома в поселке Сигаули
isamai, м, например?)

2016-10-21 в 16:44 

isamai
Оставаться в живых – непростая работа, оставаясь в живых, что-то даришь взамен
burnyourheart, два слова. daddy's issues.

URL
2016-10-21 в 18:22 

burnyourheart
Это рассказ о великой войне, которую вел в одиночку Рикки-Тикки-Тави в ванной большого дома в поселке Сигаули
isamai, oh, dear.
А мне импонирует скорость. Я вспоминаю о нем, когда нужно сделать гору всего и не потерять бдительность. Представляешь себя Квиксильвером, и все кажется проще.

2016-12-27 в 10:25 

Дейдра-и-дети
боггарт читателя - незаконченный текст
Спасибо за текст. Домашний такой.

   

Приключения для пятой точки

главная