isamai
Оставаться в живых – непростая работа, оставаясь в живых, что-то даришь взамен
Моя вещь из новогодней шутки Хуфандома

Название: Вспомнить и умереть
Автор: fandom Whoniverse 2014
Бета: fandom Whoniverse 2014
Размер: мини, 1156 слов
Пейринг/Персонажи: Донна Ноубл-Темпл, Шон Темпл, Пит Темпл, Рози Темпл
Категория: джен
Жанр: ангст, пропущенные сцены
Рейтинг: от G до PG-13
Краткое содержание: Донна Ноубл вспоминает Доктора.
Размещение: только после деанона с указанием автора.
Код для голосования: #. fandom Whoniverse 2014 - мини "Вспомнить и умереть"

Донна Темпл-Ноубл была по мнению соседей самой обыкновенной женщиной. Несколько шумная, впрочем, но ее саму это нисколько не смущало. Она была счастлива, любима своим мужем и детьми. Ее жизнь вполне можно было назвать сложившейся.
Но только самой Донне чего-то не хватало. Именно чего-то – неопределенного и загадочного, не хватало как готовой разогрейте-меня-в-микроволновке еде из "Маркс энд Спенсерс" недостает вкуса.
В поисках этой специи Донна вела очень активную жизнь, как считала ее мать. Например, она уже четыре раза была в Тайланде. Два раза – в Париже, а на Новый год они с мужем съездили в Италию. Солнце, висящие на деревьях апельсины в январе, возмутительно вкусное мороженое (какая диета, о чем вы?), шикарные рождественские распродажи, которые возненавидел муж. Еще у Шона затекла шея в Сикстинской капелле, у Донны болели ноги от долгой ходьбы, а наглый римский воришка у гигантской мраморной вставной челюсти (а как иначе обозвать это произведение архитектуры?) попытался вытащить кошелек из сумки миссис Темпл-Ноубл и был несильно бит той же самой сумкой.
В один из тех прекрасных дней они отправились в Неаполь, а заодно – в Помпеи. Им чертовски повезло: в откопанном городе было всего две небольшие туристические группы, и пустынные улицы усиливали гнетущее впечатление от этого места. Прибавьте к этому внезапно ставшее свинцовым небо, и вы уже готовы почувствовать призрачный запах неминуемой смерти.
У Донны, стоявшей на древних булыжниках, внезапно закружилась голова, мир вокруг поплыл, и она услышала явственно вокруг себя голоса, говорившие на итальянском, только неизвестно отчего понимала, что они говорят. Она видела огонь, коричневый плащ и слепящий свет, хуже солнечного...
– Доктор...
– Донна! Донна, ты меня слышишь? Донна, я здесь!
– Шон?
– А кто еще будет за тебя беспокоиться? Конечно, это я, милая! Тебе лучше? Можешь встать? Ты звала доктора...
Донна хотела было сказать: "Это не тот Доктор.", но даже от одной этой мысли ее виски будто насквозь пронзили копьем.
– У тебя был приступ, – продолжал Шон. – Как тот приступ, о котором говорил Уиллфред. Слава Богу... Ты все помнишь?
Донна помнила.
Впрочем, слепящий свет она тоже запомнила.

После этой поездки ей стали сниться странные сны. Например, планета, покрытая библиотеками. Или космос. Снилось, что кто-то называет ее самой важной женщиной во вселенной.
Впрочем, эти сны были сумбурными, путаными и после них болела голова.
А жизнь продолжалась. Рози и Питер ходили в школу. Шон ходил на работу. Донна вставала раньше всех и готовила завтрак. Потом шла будить свою семью. Собирала всем поесть с собой, кормила жирного кота по имени Рон.
Потом Шон подбрасывал ее до метро, она ехала в офис, разгадывая по дороге очередное судоку. Потом – работа, стрекот клавиатуры, шум принтера, печатающего очередной документ, обеденный перерыв, кофе из автомата и разогретый в микроволновке взятый из дома ланч, обсуждение с коллегами какой-нибудь новости, и опять – мигающие огоньки компьютеров, электронные письма, совещания, еще один кофе и – слава богу, конец рабочего дня. Потом ехать домой в забитом под завязку лондонском метро, роняя постоянные "Sorry" в толпе. Дома – помочь детям с домашней работой или отправить ее делать, оторвав Рози и Питера от Xbox. Приготовить ужин. Встретить Шона поцелуем и сказать, что все уже почти остыло. Пнуть случайно кота, почесать его за ухом, извиняясь. Проверить домашнее задание у детей. Отправить их спать ("Никакой еще одной минуточки! Она уже прошла пять минут назад. Вам завтра в школу. Нет, нет, нет! Марш в постель!")
Самой пойти спать, почитать что-нибудь перед сном. Заснуть и видеть сны, быть может.
И так каждый день.
А сны становились все реалистичнее. Например, на днях она видела Агату Кристи, была на приеме двадцатых, на ней было платье, расшитое коричневым стеклярусом, и еще там была гигантская оса-инопланетянин... Бред.
Проснувшись от назойливого вопля будильника, она спросонья не поняла, где находится. "И приснится же такое," – подумала Донна, на прикроватной тумбочке которой лежало "Убийство в восточном экспрессе".
Иногда Донне казалось, что она должна что-то вспомнить, что-то очень важное и значительное. Это чувство накатывало на нее особенно сильно, когда она смотрела с детьми научно-познавательные передачи. Или когда в ее памяти всплывали обрывки ее первой неудачной свадьбы. Полубезумная тетя Агнесса утверждала, что по пути к алтарю Донна исчезла в золотистом облаке, а потом появилась на вечеринке рядом с каким-то мальчишкой... Но тетя Агнесса свято верила в существование мирового заговора, поэтому ей нельзя было особенно доверять.
Фотографий с того мероприятия не сохранилось, к огромному сожалению Донны. Ей было любопытно, и в конце концов, какое на ней было платье?
В другую ночь ей снилась какая-то антиутопия с ней в главной роли, и там кого-то не было, и она поворачивала направо, а надо было налево. А еще там была какая-то будка... Синяя будка.
Голова после этого сна болела еще сильней. На виски как будто давили изнутри, и никакие таблетки не помогали.
А через месяц в Лондоне, выходя из китайского ресторанчика вместе с семьей, Донна увидела такую же будку. Практически такую же синюю полицейскую будку. "У нее другое имя, это другая будка", – возникла странная мысль в ее голове...
Шон, подхватил свою жену, которая внезапно начала оседать на грязный асфальт.
– Донна! Донна! Кто-нибудь, позовите доктора!
А у нее в голове в эту секунду как будто щелкнул тумблер и включился свет. Доктор. Будка, что больше внутри чем снаружи. Доктор, с которым она была в Помпеях, Доктор, таймлорд – повелитель времени, Доктор, спасавший Землю, худой марсианский мальчик. Так вот куда делась ее шляпная коробка! И она действительно была в космосе и на других планетах, надо будет рассказать об этом Питу и Рози с их любимым "Пятым элементом", а Шону надо будет рассказать о Помпеях. Сколько же она забыла и вспомнила сейчас, сколько же всего она может принести миру! Научные открытия, ставшие излечимыми болезни...
– Шон, я все помню...
– Что ты помнишь?
– Я все вспомнила, Шон! – Донна не слышала себя, но она еле-еле прошептала эти слова.
Тем временем вокруг нее становилось больше света. Он бил изо всех щелей, яркий и желтый.
Донна поняла, что не может выжить. Ее человеческое тело не приспособлено к мозгу Повелителя Времени, и процесс необратим. Надо успокоить своих:
– Шон, Шон, Шон, Шон, Шон, Шон, Шон, Шон, Шон, Шон, Шон, Шон, Шон, все хорошо. Хорошо. Ты будешь в порядке. Порядке, порядке, порядке, порядке, порядке.
Ей так много хотелось сказать любимому человеку, но она тормозила, как Internet Explorer. Ее заедало, а свет уже ослеплял так, что Донна не видела лица мужа.
"Дети! Дети, дети, дети, мама вас любит, любит. Очень-очень."
Где-то в отдалении она услышала их голоса и попыталась им что-то сказать:
– Пит, Рози, Пит, Рози, Пит, Рози, Пит, Рози, Шон, Шон, Шон, я, я, я, я, я, я, я, я, я, я, я, я, я...

Слишком много информации, как же разрывается голова.
Слишком много света, слишком, слишком, слишком, слишком!
Настолько много света, что он превращается в огонь. Донна кричит от боли, размером со Вселенную, ее пожирает пламя огромного костра, разгоревшегося то ли в ее голове, то ли по-настоящему. Сквозь дым и оранжевые языки огня она видит летящую, крутящуюся как волчок, Тардис. Тардис летит прямо на Донну, и она не сомневается, что там Доктор, всегда успевающий спасти всех в самый последний момент. Она протягивает руки и готова запрыгнуть на борт, как тогда давным-давно она прыгала из кэба с водителем Санта-Клаусом. Еще пару секунд и...
А потом наступает темнота.

@темы: моя писанина